Оскар 2019Персональный сайт Максима Сизова
Кино

Оскар 2019 | Наконец-то

25.02.2019

Проспал сегодня всё на свете, встал в 11 утра. Потому что всю ночь пялился в телек.

Чёрный клановец. Я специально посмотрел его вчера перед церемонией, чтобы понять, там всё плохо или очень плохо.

Там всё плохо. В особенности — последние 5 минут перед титрами.

Определись уж: ты снимаешь гей-порно или экранизацию Шарля Перро о Красной Шапочке. Потому что когда всё это вместе — какофония какая-та несусветная получается. Мало что русскому патриотичному зрителю, которому втюхивают крымнаш и всякое говно вроде «Т-34» это не близко, так ещё и американскому, которому такой порванный сценарий, странно адаптированный, не знаю, понятен ли. А тут, когда в конце ты показываешь документальщину о том, как неонацисты въехали на машинах в марш протеста чёрных, давя их колёсами, убивая их — это, прости, пошло, мой бро режиссёр.

Сцена, когда герой Джона Дэвид Вашинтона (симпатичного, кстати мне после «Боллерс»! Он там чудесно незамутнённо долбанут: искренне любит свою подружку, но как только на горизонте появляется классная девчонка, он … И после так же искренне оправдывается перед подружкой) разговаривает впервые с главой Ку-Клукс-Клана по телефону, прикидываясь белым, а над этим ржёт весь участок полиции, даже закоренелые чёртовы расисты — я ржал вместе с ними. Это гомерично до слёз, но это всего полторы минуты на полтора часа фильма!

Зелёная книга. Вот, где расизма и переживания о нём совершенно в меру.

Типичное спокойное бадди-муви. Едут себе два мужика сквозь Америку, пересекая все белые штаты и приближаясь к тем, где белее белого, где чёрных ненавидят ну вот совсем. Оба героя, как и принято, разные, как чёрное и белое: один итальянец, быдло и вышибала в кабаках, другой — утончённый перфекционист-пианист, и он чёрного цвета. И в конце, как бы ни закончился фильм такого типа — каждый из героев станет уже не чёрным и белым, а серым. Взяв хорошее друг от друга. Ну, а толстый Вигго Мортенсен после роли несгибаемого Агронома во «Властелине колец» удивил разноплановостью. 

И вот, почему я рад, что не Богемская рапсодия взяла «Лучший фильм». Потому что Богемская рапсодия сценарно — говно.

В ней есть всего 25 минут того, что приятно (да, мне приятно до слёз, не секрет) видеть. Последняя пятнадцатиминутка концерта в Уэмбли и раскиданные по фильму песни. Когда я смотрел его в кино — я хотя бы следил за повествованием, но после, пересматривая дома в телеке — я перематывал его. Потому что это ужас и тупняк. Пустопорожнее.

Рами Малек в нём — да, согласен, он крут. Он как-то вылупился из пучеглазого актёра сериалов с опухшими веками в Меркьюри. И я ему верил, когда он пел.

Ну и, конечно, чёртов Рома.

Знаете, я не в курсе, что там произойдёт после пятнадцати минут за обедом в мексиканской провинции — ровно столько сил хватило у меня на просмотр — где герои сидят, жрут и разговаривают мексиканские разговоры. Но я уверен, что снять первые пятнадцать минут кино в Верхней Пышме за обедом в деревянном доме, где уже 20 лет собирается семья и родственники со всей Свердловской области каждую неделю по воскресеньям — это могу и я. Люди там умирают, рождаются, появляются новые члены семьи, они обсуждают это, .. но это вообще-то кому-либо интересно? Вот я прихожу в кино и смотрю такие же посиделки, как у меня, только в Мексике. Это как прийти в гости к девчонке, а её мама начинает показывать тебе семейные альбомы восемнадцатого века.

Это драматургия? Дай мне знак сразу же, режиссёр, что сейчас будет драма. Комедия? Насмеши! Но пусть девочка не моет пол первые три минуты: старательно, да ещё и я, зритель, не пойму где она его моет.

Рад, что он пролетел.

You Might Also Like

No Comments

Leave a Reply

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.